.RU

Основной перечень этих мотивационных оснований деятельности обнаруживали и исследователи развития процессов предпринимательства в России


^ Основной перечень этих мотивационных оснований деятельности обнаруживали и исследователи развития процессов предпринимательства в России.
На четвертом этапе исследовательский коллектив пытался решить проблему проявления экономической активности в процессах, связанных с функционированием рынка труда. Оказалось, что экономически активной части общества присущи очень высокий уровень трудовой мобильности, стремление сохранить независимость своего материального положения путем получения финансовых средств из нескольких источников. Экономически активные люди чаще предпочитают не только работать, но иметь приработок. В случае ухудшения своего материального положения они более склонны искать другую, более высокооплачиваемую работу и приработок. Они практически не склонны к проявлению деструктивных форм социального поведения – забастовкам, митингам, противоправным действиям. Также не хотят они сидеть и ждать, сложа руки, пока ситуация сама собой улучшится.

Экономически активное население, не являясь в основной своей массе богатым, положительно относится к верхним слоям социальной пирамиды, в целом одобряя деятельность предпринимателей. Многие из них имеют опыт предпринимательской деятельности или хотели бы при возможности попробовать свои силы на этом поприще. Среди экономически активных людей высок процент менеджеров. Однако то, что человек является менеджером, не включает его автоматически в группу экономически активных. Экономическая активность – это не функция трудовой деятельности, а определенная жизненная позиция, социально-экономическая установка.

Первоначально было очень странно наблюдать, что стремление к получению экономической информации у специалистов-экономистов или финансистов находится на уровне, не превышающем соответствующий уровень у трудоспособного населения города. Однако, если проанализировать механизм включенности этих специалистов в трудовой процесс, то многое становится ясно. Многие из них являются служащими экономических и финансовых отделов фирм, выполняют определенные ограниченные функции и практически не принимают самостоятельных решений, требующих умения ориентироваться в конъюнктуре рыночных процессов.

Экономически активный слой выполняет в обществе следующие социальные функции:

Создание условий для формирования экономически активного слоя является главной заботой руководства региона. Включение экономической активности как показателя в социокультурный Портрет региона позволяет учитывать ее при разработке социальных технологий управления развитием различных экономических сфер. Основными элементами этих социальных технологий являются как меры, направленные на повышение качества человеческого капитала общества, так и создание организационных форм и социальных институтов для проявления экономической активности.


^ РЕГИОНАЛЬНАЯ СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В РЕСПУБЛИКЕ КАРЕЛИЯ
В. М. Пивоев (Петрозаводск)


В Петрозаводском государственном университете с 1997 года регулярно (раз в два года) проводится научная конференция на тему «“Свое” и “чужое” в культуре народов Европейского Севера». В числе важнейших проблем, которые обсуждаются на конференциях, находится проблема формирования региональной культурной идентичности на основе диалога культур. При относительно высоком уровне толерантности коренного населения в Карелии существуют некоторые проблемы в связи с трансформацией социокультурной идентичности вследствие миграционных процессов. Этим обусловлен интерес, который вызвал проект создания социокультурного портрета региона по единой методике, предложенный Н. И. Лапиным.

При осмыслении той методики, которая была предложена для обсуждении на конференции, возникли следующие вопросы и проблемы.

Во-первых, дифференцированность регионов. Все регионы обладают различным природным, климатическим, демографическим и этнокультурным потенциалом. Сможет ли единым методика адекватным образом схватить социокультурную идентичность каждого региона? Или повторим тот же вопрос в другой плоскости: эта методика, видимо, покажет сходство регионов или некоторые варианты разнообразия, но уникальность каждого региона сможет ли она выразить?

Во-вторых, нужно иметь в виду, что понятие «региональная идентичность» может быть истолкована по разному с учетом различного подхода к тому, что есть регион. В одних случаях регионом называют субъект Российской Федерации; в других — федеральный округ, образованный для укрепления вертикали власти; в третьих – новые образования, поскольку начался процесс укрупнения региональных общностей за счет слияния двух-трех субъектов федерации в новое региональное образование. Как учитывать эту динамику региональных трансформаций, как сказывается она на изменении традиционной идентичности?

В-третьих, с 1960-х гг. в российской науке начались интенсивные дискуссии по вопросам этно-национальной идентичности. В советской науке главной категорией считалась «нация», но с некоторого времени началась постепенная замена этого термина другим, «этносом». Разные авторы понимают соотношение этих понятий по-разному. Многие считают термины «этнос» и «нация» синонимами, вследствие этого нередки такие странные заявления, что русские — моноэтничная нация. Я исхожу из того, что русские являются нацией, а этнос «русь», давший название нации, исчез в XI—XII веках, то есть этнических русских уже не существует. Соответственно возникает вопрос об этнической идентичности русских. На него ответить очень трудно, поскольку во многих случаях утрачены этнокультурные корни. Более подробно данная точка зрения обоснована мною в монографии «Этнос и нация: Проблемы идентификации», которая выйдет из печати до конца года.

В-четвертых, когда мы пытаемся сегодня определить нашу культурную идентичность, то мы должны признать, что восточные компоненты идентичности в менталитете россиян относятся к западным как 60 к 40%, то есть перевешивают восточные ценности и характерные установки. Недавно на конференции «Православие в Карелии» я выступил с докладом о роли православной религии в идентичности карельского народа. Я показал в нем, что хотя два родственных народа — карелы и финны живут в аналогичных климатических условиях, но финны привержены католическому и лютеранскому вероисповеданиям, а карелы — православной вере. В основе лютеранской религии лежит представление об индивидуальной ответственности, тогда как в православной религии — важнейшим принципом является коллективная ответственность. Что же повлияло на выбор карелов и финнов? Думается, что решающим было то, что карелы оказались в зоне влияния восточного менталитета, где общинное сознание и групповая ответственность, взаимопомощь всегда играли важную роль. При этом нельзя не учитывать некоторое влияние Запада, хотя влияние Востока всегда было сильнее.

Что же касается замысла сравнительного исследования социокультурного потенциала регионов, то оно, как представляется, имеет большое значение для выбора стратегической программы развития как регионов, так и России в целом. В недавно опубликованном в Интернете проекте программы развития Северо-Западного региона (в рамках федерального округа) составители программы отвели Республике Карелия роль сырьевого придатка промышленно развитого Санкт-Петербурга. Такая роль не соответствует интересам и возможностям населения Республики Карелия.

При планировании какой-либо деятельности, связанной с развитием региона, следует выделять следующие компоненты и этапы:

Во-первых, смысл деятельности, который заключается в удовлетворении идеальных духовных потребностей и оптимизации функционирования общества, создании оптимальных условий для свободного саморазвития и самореализации каждого человека и каждой группы людей в интересах общего блага. При этом важно определить объект деятельности и предмет (угол зрения на объект). Выбранный смысл является стратегией и содержанием деятельности. В нашем случае смысл определяется потребностями полноценной и всесторонней самореализации и саморазвития региона как составной части России на основе содружества и сотрудничества всех народов.

При этом важно учесть, что определение смысла деятельности опирается на сформированный потенциал идентичности. Идентичность для регионального сообщества - это ответ на три вопроса: кто мы такие и чем отличаемся от других? за что нас могут и должны уважать? как нам сохранить свое достоинство и свое лицо? И тогда смысл развития региона заключается в полноценной самореализации на благо собственного народа и России.

Во-вторых, цели деятельности (тактика): поэтапная реализация конкретных задач, направленных на воплощение смысловой, стратегической программы самореализации каждого человека и всех социальных групп на основе изучения ресурсов, образования и развития феноменов и т. п. Они определяются в соответствии с общей стратегией.

В-третьих, принципы деятельности: историзм, полицентризм, многомерность, единство традиций и обновления, взаимосвязь интеграции и дифференциации, ценностная толерантность, диалогичность, легитимность, гуманность.

В-четвертых, направления деятельности, которые выбираются в зависимости от объекта и предмета деятельности и должны обеспечить всестороннее воздействие на него, или, по крайней мере, должны быть затронуты важнейшие стороны объекта.

В-пятых, задачи деятельности, т. е. конкретные проблемы и вопросы, которые нужно решить, чтобы в конце деятельности получить ожидаемые результаты и воплощение стратегического смысла деятельности в соответствующих направлениях, предоставляющих возможность каждому человеку и различным группам для самореализации и самоутверждения в свете их представлений о ценностях.

Таким образом, для наших условий важной задачей можно считать определение идентичности, т. е. потребностей и возможностей для реализации смысла жизни населения России. Предстоящее исследование социокультурного портрета региона призвано обнаружить креативный потенциал региона, чтобы создать условия для его самореализации. Прежде чем вкладывать инвестиции в развитие региона, заинтересованные лица в правительстве России должны ясно себе представлять, что может этот регион, каковы его возможности и ресурсы природные и социально-демографические,. Должны быть полная ясность что можно доверить данному региону, что можно от него ждать и чего он может добиться, если оказать ему своевременную и эффективную поддержку.


^ ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ И ЭТНИЧЕСКОГО СОСТАВА

НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ-АЛАНИЯ

В МЕЖПЕРЕПИСНОЙ ПЕРИОД 1989-2002 гг.


А.Г.Плиев (Владикавказ)

Общие сведения. Республика Северная Осетия-Алания (далее – Северная Осетия) – один из субъектов Российской Федерации, входящих в Южный федеральный округ. Территория республики составляет около 8 тыс. кв. км. (0,05% территории РФ), численность населения по данным Всероссийской переписи населения 2002 г. – 710,3 тыс. чел. (0,5% численности всего населения РФ)*. Северная Осетия является одним из самых густонаселенных субъектов РФ: плотность населения республики – почти 89 чел. на 1 кв. км. (в целом по РФ - 8,5 чел., по Южному федеральному округу - 39 чел.). Северная Осетия - самая урбанизированная из республик Южного федерального округа – 65,5% ее населения проживают в 6 городах и 7 поселках городского типа, остальные - в сельской местности 8 районов республики и сельских населенных пунктах, находящихся в подчинении администрации местного самоуправления столицы республики г. Владикавказа (в целом по Южному федеральному округу городское население составляет 57%, в РФ - 73%). 47% населения Северной Осетии проживает в г. Владикавказе.

Сложные этнополитические процессы, начавшиеся в респуб­ликах СССР и регионах России в конце 80-х-начале 90-х гг. XX в., – “парад суверенитетов”, лозунги об исключительности титуль­ных этносов и приоритетах их интересов, попытки создания моноэтнических республик, вооруженные межэтнические и внутриэтнические конфликты и т.п., – вызвали широкий всплеск миграционной подвижности населения, прежде всего нетитульных этносов, в направление своей исторической родины. Одним из первых регионов Рос­сии, принявших значительное число мигрантов и беженцев из “горячих” точек бывшего СССР, явилась Северная Осетия, куда устремились беженцы-осетины из внут­ренних районов Грузии и Южной Осетии и основная часть реэмигрантов и беженцев-осетин из Казахстана и государств Средней Азии.

Изменение этнополитической ситуации в республике, в том числе и в связи с прибытием в нее значительного числа реэмигрантов и беженцев-осетин, а также причины социально-экономического характера обусловили, в свою очередь, продолжение оттока из Северной Осетии представителей практически всех нетитульных этносов республики, основная часть которых мигрировала в направление других субъектов РФ. Мигранты, беженцы, а затем и вынужденные переселенцы существенно изменили динамику составляющих рост численности населения Северной Осетии и ее этнический со­став. Если в межпереписной период 1979-1988 гг. единственным источником роста численности населения республики был естественный при­рост населения (54,5 тыс. чел.) при значительном миграционном оттоке (14,1 тыс. чел.), то в межпереписной период 1989-2002 гг. основным источником роста численности населения Северной Осетии стал миграционный прирост. В последние же 7 лет миграционный прирост является единственным источником роста численности населения республики. Миграционный прирост населения Северной Осетии в 1989-2002 гг. составил более 65 тыс. чел. (в их числе и имеющие статус вынужденных мигрантов), что составило почти 84% общего прироста населения республики.

В указанный период единственным источником миграционного прироста населения республики был ее миграционный обмен с республиками бывшего СССР, сальдо которого составило около 90 тыс. чел., тогда как в миграционном обмене с субъектами РФ и странами дальнего зарубежья Северная Осетия “потеряла” соответственно около 21 тыс. и 2,5 тыс. чел.

Основным источником роста численности населения республики в 1989-2002 гг. был значительный миграционный прирост осетин и небольшой миграционный прирост армян, тогда как у остальных вместе взятых этносов имел место миграционный отток. Миграционный прирост осетин в Северной Осетии составил в рассматриваемые годы более 91 тыс. чел. (в 1979-1988 гг. всего лишь 4,9 тыс. чел., или 9% общего прироста населения республики). В росте численности осетинского населения республики миграционный прирост в 1989-2002 гг. составил 83%, тогда как в 1979-1988 гг. - всего 10%. В целом численность осетинского населения Северной Осетии (включая беженцев и вынужденных переселенцев) за период 1989-2002 гг. увеличилась более чем на 110 тыс. чел., или на 33%, тогда как за межпереписной период 1979-1988 гг. – только на 35,9 тыс. чел., или на 12% (См. табл. 1-2). Численность всего населения республики (включая беженцев и вынужденных переселенцев) увеличилась в межпереписной период 1989-2002 гг. почти на 78 тыс. чел., или на 12,3%; за межпереписной период 1979-1988 гг. – на 40,4 тыс. чел., или на 6,8% (См. табл. 1-2).

Значительный миграционный приток осетин в Северную Осетию в 1989-2002 гг. был обусловлен сложившейся этнополитической ситуацией в Грузии и Южной Осетии (война 1990-1992 гг. в Южной Осетии), а также сложными этнополитическими процессами в Казахстане и государствах Средней Азии. Сальдо миграции осетин из внутренних районов Грузии и Южной Осетии составило в 1989-2002 гг. более 63 тыс. чел. (70% общей численности миграционного притока осетин), из государств Средней Азии и Казахстана – около 12 тыс. чел. (13% численности мигрантов-осетин). За указанный период в Северную Осетию мигрировал каждый 3-й осетин-житель Грузии (включая Южную Осетию) и каждый 2-й осетин-житель Казахстана и государств Средней Азии. Отметим, что по данным Всесоюзной переписи населения 1989 года в Грузии (включая Южную Осетию) проживало 164 тыс. осетин, в республиках Средней Азии и Казахстане – 21,1 тыс. осетин (в Таджикистане - 7,9 тыс. чел, в Узбекистане и Казахстане - соответственно 5,8 тыс. и 4,3 тыс. чел.). Ссылаясь на материалы переписей населения Таджикистана (2000 г.) и Казахстана (1999 г.), отметим, что в указанных государствах на момент проведения в них переписей проживало соответственно около 1,0 тыс. и немногим более 2 тыс. осетин.

Если в миграционном обмене с указанными государствами Северная Осетия “приобрела” в межпереписной период 1989-2002 гг. почти 90 тыс. чел. (83 тыс. осетин, 3 тыс. русских и 3 тыс. чел. других национальностей), то во внутрироссийском (межрегиональном) миграционном обмене республика “потеряла” около 24 тыс. чел., в том числе более 18,5 тыс. русских и 8,5 тыс. чел. других национальностей. За этот же период миграционный приток осетин в Северную Осетию из других субъектов РФ составил 3,0 тыс. чел.

Говоря о внутрироссийском миграционном обмене Северной Осетии, необходимо отметить, что основными субъектами РФ, в которые выезжает население республики, являются “русские” субъекты Северного Кавказа - Ставропольский и Краснодарский края и Ростовская область, а также Кабардино-Балкарская Республика. Миграционный отток населения Северной Осетии в “русские” субъекты региона составил за период 1989-2002 гг. почти 15 тыс. чел., или 64% численности всего миграционного оттока населения республики в другие субъекты РФ. На Ставропольский и Краснодарский края и Ростовскую область пришлось в последний межпереписной период соответственно 27, 26 и 11% миграционного оттока населения Северной Осетии в другие субъекты РФ, на Кабардино-Балкарию – более 5%.

Следующим по привлекательности регионом для уезжающего из республики населения является Центральный регион РФ, в частности г. Москва и Московская область. Миграционный отток населения республики в указанные субъекты РФ за указанный период составил 9,3 тыс. чел. (40% численности всего миграционного оттока населения республики в другие субъекты РФ). В последние 5 лет (1998-2002 гг.) наблюдается усиление миграционного оттока населения республики в Москву и Московскую область: более 44% межрегионального миграционного оттока населения Северной Осетии в указанные годы пришлось именно на эти субъекты Центрального региона РФ. На долю “русских” субъектов Северного Кавказа пришлось в этот период 49% межрегионального миграционного оттока населения республики.

По сравнению с межпереписным периодом 1979-1988 гг. значительно сократился, но продолжался миграционный отток из Северной Осетии русского населения. Если в межпереписной период 1979-1988 гг. миграционный отток русских из республики составил 19,9 тыс. чел. (в среднем за год 1991 чел.), то в 1989-2002 гг. – 14,5 тыс. чел. (в среднем за год 1050 чел.). Указанный миграционный отток и естественная убыль русского населения, составившая в 1989-2002 гг. 12,4 тыс. чел., привели к значительному уменьшению его численности в Северной Осетии – более чем на 24 тыс. чел., или на 13,6% (Отметим, что в ходе Всероссийской переписи населения 2002 года порядка 2,5 тыс. украинцев назвали себя русскими). В межпереписной период 1979-1988 гг., когда имел место естественный прирост русского населения, его численность в республике уменьшилась на 11,5 тыс. чел., или на 5,7%.

Межпереписной период 1989-2002 гг. характеризуется изменившейся динамикой темпов роста численности городского и сельского населения Северной Осетии. Если в межпереписной период 1979-1988 гг. численность городского и сельского населения республики увеличилась соответственно на 8,5 и 3,4%, то в последний межпереписной период - соответственно на 7,2 и 23,5%. Основным источником роста численности и городского, и сельского населения Северной Осетии в 1989-2002 гг. был миграционный прирост. На его долю пришлось соответственно 79 и 87% роста численности сельского и городского населения республики.

Говоря о миграционных процессах в Северной Осетии, необходимо отметить, что почти 62% общего миграционного прироста населения республики в 1989-2002 гг. пришлось на сельскую местность. При этом имели место существенные различия в направленности миграционных потоков отдельных этносов Северной Осетии. 56% миграционного прироста осетинского населения республики пришлось на городские поселения республики (из них порядка 50% - на г. Владикавказ) и 44% - на сельские. Для русского населения Северной Осетии в целом, как уже было сказано выше, рассматриваемый период характеризуется значительным миграционным оттоком. При этом необходимо особо отметить, что отток русских происходил только из городских поселений республики (более 14 тыс. чел.), тогда как в сельской местности, наоборот, наблюдался их миграционный прирост (около 2,5 тыс. чел.). Порядка 80-85% миграционного оттока русских из городских поселений республики пришлось в последний межпереписной период 1989-2002 гг. на г. Владикавказ.

Особенности динамики численности населения Северной Осетии в первой половине 90-х гг. характеризуются не только вышеотмеченными миграционными процессами, но и неблаго­приятной демографической ситуацией, в частности, регрессирующим (убывающим) населением (коэффициент смертности выше коэффициента рождаемости). Имен­но неблагоприятная демографическая ситуация в сочетании с рядом факторов социально-экономического характера обусловили в указанные годы резкое падение уровня рождаемости и рост смертности населения Северной Осетии. С 1989 по 2002 год общий коэффициент рождаемости сократился в республике в целом с 18,0 до 11,6 чел. на 1000 населения, или почти в 1,6 раза (в РФ в целом – с 14,6 до 9,8, или в 1,5 раза). У осетинского населения республики указанный показатель сократился с 18,1 до 9,6 (в 1,9 раза), у русских – с 14,7 до 5,8 (более чем в 2,5 раза). За этот же период коэффициент смертности вырос в Северной Осетии в целом более чем в 1,3 раза – с 9,5 до 12,9 чел. на 1000 населения (в РФ в целом - с 10,7 до 16,3, или более чем в 1,5 раза). У осетинского населения республики указанный показатель вырос с 8,1 до 11,2 (почти в 1,4 раза), у русского – с 12,9 до 15,7 чел. (в 1,2 раза).

В настоящее время в Северной Осетии один из самых высоких среди республик региона уровней смертности (выше только в Адыгее) и один из самых низких уровней рождаемости.

Основным показателем, характеризующим неблагоприятную этнодемографическую ситуацию в Северной Осетии, сложившуюся к моменту проведения Всероссийской переписи 2002 года, является сокращение суммарного коэффициента рождаемости (количества рождений, приходящихся на одну женщину в течение ее жизни. Напомним, что для простого воспроизводства населения этот показатель должен составлять 2,15-2,17 ребенка). Если в 1989 г. этот показатель в республике составлял 2,32, то в 2002 г. он сократился почти в 1,6 раза и составил 1,48. В настоящее время это один из самых низких показателей среди республик Северного Кавказа (ниже только в Республике Адыгея – 1,40; в целом по РФ – 1,32). Динамика указанного показателя обусловлена рядом факторов поселенческого, этнодемографического и, в определенной мере, экономического характера.

В рассматриваемый межпереписной период 1989-2002 гг. естественный прирост населения не толь­ко не обеспечивал простого воспроизводства населения Север­ной Осетии, но и неуклонно приближался к критическому по­рогу, за которым начинается депопуляция населения. В 1996 г. республика этот порог перешагнула: с этого года естественный прирост всего населения Северной Осетии имеет минусовой показатель. Еще раньше – с 1991 г. – начался процесс депопуляции русского населения республики. С 1999 г. начался процесс депопуляции и титульного населения республики – осетин. Если в 1989, 1994 и 1998 гг. естественный прирост осетин в Северной Осетии составлял соответственно 3356, 1714 и 546 чел., то в 1999, 2000 и 2001 гг. – соответственно минус (-) 73, (-) 265 и (-) 630 чел. Особо отметим, что из титульных этносов республик Северного Кавказа только у осетин и адыгейцев в настоящее время идет процесс депопуляции этноса.

Неблагопрятные этнодемографические процессы обусловили значительный рост в республике в последние годы удельного веса населения старше трудоспособного возраста – с 17,9% в 1989 г. до 22% в 2002 г. (в целом по РФ - с 18,5 до почти 21%). Удельный вес “старого” населения (населения в возрасте 65 лет и старше) вырос в Северной Осетии за указанный период с 9,4 до почти 13% (в РФ в целом – с 9,6 до 13%; по критериям, принятым в демографической науке, население считается старым, если последний показатель превышает 7%). Указанные процессы в Северной Осетии, как и в РФ в целом, являются как следствием неблагоприятных общероссийских демографических и социально-экономических факторов последних десятилетий, так и следствием отсутствия демографической политики как у федерального центра, так еще более у республиканской власти.

Еще более неблагополучной выглядит динамика демографической си­туации в Северной Осетии в сравнении с соседними республи­ками региона. Так, если за период с 1989 по 2002 год уровень естественного прироста населения в республике сократился с 8,5 до минус (-) 1,3 чел. на 1000 населения, то в Кабардино-Балкарии этот показатель сократился с 12,6 до 0,2, в Ингушетии – с 16,2 до 12,1, в Дагестане – с 21,0 до 11,6. Не менее существенны различия и в уровне естественного прироста у осетин, с одной стороны, и титульных этносов соседних республик региона - с другой. Так, если у осетин он в 1989-2002 гг. составил в среднем за год 3,6 чел. на 1000 населения, то у вместе взятых кабардинцев и балкарцев – 9,8, у вместе взятых карачаевцев и черкесов – 9,2, у ингушей – 15,6, у вместе взятых народностей Дагестана - 16,2 чел.

Уровень естественного прироста русского населения Северной Осетии в 1989-2002 гг. составил в среднем за год (-) 5,7 чел. на 1000 населения; у русского населения других республик Северного Кавказа этот показатель варьировал от (-) 5,4 в Адыгее до (-) 4,3 в Карачаево-Черкесии.

Если в межпере­писной период 1979-1988 гг. единственным источником роста численности населения Северной Осетии был естественный при­рост (54,5 тыс. чел.) при отрицательном сальдо миграции (14,1 тыс. чел.), то в межпереписной период 1989-2002 гг. естественный прирост населения составил только 12,6 тыс. чел., тогда как миграционный прирост – более 65 тыс. чел. В абсолютных показателях среднегодовой естественный прирост населения республики сократился в 1989-2002 гг. по сравнению с 1979-1988 гг. почти в 6 раз – с 5449 до 916 чел.

Миграционный приток и неблагоприятная демографическая ситуация изменили структуру общего прироста как всего населения Северной Осетии, так и его отдельно взятых этносов. Доля естественного прироста в росте численности, в частности, осетин сократилась с 90% в 1979-1988 гг. до 17% в 1989-2002 гг. (среднегодовой естественный прирост в абсолют­ных показателях уменьшился при этом в 2,3 раза - с 3223 до 1390 чел.). Еще боль­шие изменения произошли в динамике численности русского на­селения Северной Осетии. Если в 1979-1988 гг. естественный прирост русского населения составил 8,4 тыс. чел. (миграционный отток - 19,9 тыс. чел.), то период 1989-2002 гг. характеризуется не только продолжающимся мигра­ционным оттоком, но и естественной убылью русского населения, составившими соответственно 14,5 тыс. и 12,4 тыс. чел. Среднегодовой естественный прирост русского населения Северной Осетии сократился при этом с 838 чел. в 1979-1988 гг. до (-) 902 чел. в 1989-2002 гг.

Среднегодовой прирост всего населения республики и его отдельных этносов в межпереписные периоды 1979-1988 гг. и в 1989-2002 гг., а также динамика показателей среднегодового прироста их численности за указанный период представ­лены в табл.1.
Таблица 1
Динамика численности населения Северной Осетии и его среднегодового прироста (1979-1989 гг. и 1989-2002 гг.), тыс. чел.





17.01.1979 г.,

перепись


12.01.1989 г.,

перепись



9.10.2002 г.,

перепись

Среднегодовой

прирост

населения, чел.

числен­ность

%

числен-

ность

%

числен­ность

%

1979-1988

1989-

2002

Все

население:


592,0


100


632,4


100


710,3


100


4043


5665

осетины

299,0

50,5

334,9

53,0

445,3

62,7

3586

8029

русские

200,7

33,9

189,1

29,9

164,7

23,2

- 1153

- 1775

ингуши

23,7

4,0

32,8

5,2

21,4

3,0

912

- 829

армяне

12,9

2,2

13,6

2,1

17,1

2,4

71

255

грузины

11,3

1,9

12,3

1,9

10,8

1,5

94

- 109

украинцы

10,6

1,8

10,1

1,6

5,2

0,7

-48

- 356

кумыки

7,6

1,3

9,5

1,5

12,7

1,8

187

233

чеченцы

1,8

0,3

2,6

0,4

3,4

0,5

89

58

азербайдж.

1,4

0,2

1,7

0,3

2,4

0,3

40

49

другие

нац-ти


23,0


3,9


25,8


4,1


27,3


3,9


265


110


В табл.2 приведены составляющие прироста (снижения) численности населения Северной Осетии и его основных по численности этносов в межпереписной период 1989-2002 гг.

^ Таблица 2

Динамики численности населения Северной Осетии в 1989-2002 гг., тыс. чел.




1989 г.,

перепись

Прирост населения

за 1989-2002 гг.



2002 г.,

перепись



2002 г.

в % к

1989 г.


Удельный вес в численности

населения, %
ОПН*
в том числе:
ЕПН* МПН*
1989 г. 2002 г.

Северная

Осетия:


632,4


77,9


12,6


65,3


710,3


112,3


100


100


осетины


334,9


110,4


19,1


91,3


445,3


133,0


53,0


62,7


русские


189,1


- 24,4


- 12,4


- 12,0**


164,7


87,1


29,9


23,2


ингуши


32,8


- 11,4


2,2


- 13,6


21,4


65,2


5,2


3,0


армяне


13,6


3,5


- 0,2


3,7


17,1


125,7


2,1


2,4


кумыки


9,5


3,2


2,5


0,7


12,7


133,7


1,5


1,8


грузины


12,3


- 1,5


0,5


- 2,0


10,8


87,8


1,9


1,5


украинцы


10,1


- 4,9


- 1,1


- 3,8***


5,2


51,5


1,6


0,7


чеченцы


2,6


0,8


0,8


0,0


3,4


130,8


0,4


0,5


азербайдж.


1,7


0,7


0,4


0,3


2,4


141,2


0,3


0,3

другие

этносы


25,8


1,5


0,8


0,7


27,3


105,8


4,1


3,9

_________________________

** Миграционный прирост - (-) 14,5 тыс. чел.; ~ 2,5 тыс. украинцев в ходе Переписи 2002 года

“записали” себя русскими.

*** Миграционный прирост - (-) 1,3 тыс. чел.; ~ 2,5 тыс. украинцев в ходе Переписи 2002 года

“записали” себя русскими.


Приложение к работе, поясняющее итоговую численность всего населения Северной Осетии и его основных по численности этносов


В рассматриваемый межпереписной период 1989-2002 гг. Северная Осетия приня­ла значительное число беженцев и вынуж­денных переселенцев. По данным Миграционной службы Северной Осетии, на начало 2002 г. в республике находилось 34,8 тыс. беженцев и вынужденных переселенцев, основную часть которых – 25,8 тыс. чел., или 74% - составляли беженцы из внутренних районов Грузии, 3,5 тыс. чел. (10%) – беженцы из республик Средней Азии и Казахстана, 0,8 тыс. чел. (2,3%) – беженцы из Южной Осетии, 2,6 тыс. чел. (7,5%) – вынужденные переселенцы из Чечни и 1,4 тыс. чел. (4%) - так называемые внутренние переселен­цы, то есть население Северной Осетии, покинувшее места сво­его постоянного жительства в зоне осетино-ингушского воору­женного конфликта осени 1992 г. По соотношению чис­ленности беженцев и вынужденных переселенцев к числу по­стоянного населения республика к началу проведения Всероссийской переписи 2002 года занимала одно из первых мест в РФ – 520 чел. на 10 тыс. населения (в целом по РФ – около 80 чел.)

Основную часть беженцев и вынужденных переселенцев, находившихся в Северной Осетии к началу проведения Всероссийской переписи 2002 года, составляют осетины – 30,4 тыс. чел., или 87,4% и русские – 2,2 тыс. чел. (6,3%); на долю остальных этносов приходится 2,2 тыс. чел. (6,3%). Значительную часть осетин-беженцев и вынужденных переселенцев составляли беженцы из внутренних районов Грузии – 24,7 тыс. чел. (81,3%), Казахстана и государств Средней Азии – 2,9 тыс. чел (9,5%), Южной Осетии – 0,8 тыс. чел. (2,6%) и Чечни – 0,6 тыс. чел. (2%). - См. табл.3.

Таблица 3
^ Численность беженцев и вынужденных переселенцев в Северной Осетии
и их этнический состав (на 1 января 2002 г.), тыс. чел.





Всего


в том числе из:



Грузии

в том числе:

^ Средней Азии

и Казахстана



Чечни


других

регионов

^ Южной Осетии

Всего,

в том числе:

осетины

русские

грузины

армяне

другие

нац-сти

34,8


30,4

2,2

0,6

0,6


1,0

26,6


25,5

0,2

0,5

0,1


0,3

0,8


0,8

-

0,03

-


-

3,5


2,9

0,3

0,03

0,03


0,2

2,6


0,6

1,3

0,02

0,3


0,4

1,3


0,6

0,4

-

0,2


0,1

perechen--obrazovatelnih-programm-dopolnitelnogo-professionalnogo-obrazovaniya.html
perechen-2-pravila-raboti-sistemi-v-novoj-redakcii-utv-prikazom-generalnogo-direktora-zao-osmp-34-09.html
perechen-abbreviatur-prinyatih-v-nato-stranica-2.html
perechen-abbreviatur-prinyatih-v-nato-stranica-7.html
perechen-administratorov-dohodov-byudzheta-polevskogo-gorodskogo-okruga-reshenie-29-12-2011-450.html
perechen-avtomatiziruemih-delovih-processov-kratkoe-opisanie-tipovogo-resheniya.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/analiz-pozicij-tovarov-i-uslug-na-primere-sotovoj-seti-bi-lajn.html
  • urok.bystrickaya.ru/pravila-akkreditacii-professionalnih-organizacij-buhgalterov-i-organizacij-po-professionalnoj-sertifikacii-buhgalterov.html
  • urok.bystrickaya.ru/potencial-vneshnej-migracii-naseleniya-belarusi-sociologicheskij-analiz.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razrabotana-programma-dlya-prosmotra-rezultatov-testov-kafedri-pmivt-dlya-testirovaniya-studentov-vuza-prorabotat-teoriyu-bd-s-videleniem-razdelov.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tematicheskij-vecher-dlya-detej-4-5-let-ih-roditelej-posobie-dlya-rabotnikov-doshkolnih-obrazovatelnih-uchrezhdenij.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-ekonomicheskij-analiz-specialnost-080102-060600-mirovaya-ekonomika-stranica-7.html
  • student.bystrickaya.ru/1-v-formirovanii-ekologicheskoj-kulturi-shkolnikov.html
  • reading.bystrickaya.ru/matematiko-mehanicheskij-fakultet.html
  • report.bystrickaya.ru/illyustrirovannij-slovar-soderzhit-bolee-tisyachi-statej-opisivayushih-simvoli-ispolzuemie-v-mirovih-religiyah-mifologii-zhivopisi-literature-a-takzhe-v-povsedne-stranica-11.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/vvedenie-v-politologiyu-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-srednego-polnogo-obshego-obrazovaniya.html
  • school.bystrickaya.ru/13-osadchij-anton-semenovich-makarenko.html
  • report.bystrickaya.ru/izmenennaya-redakciya-izm-2-izm-2005-g-rossijskoe-akcionernoe-obshestvo-energetiki-i-elektrifikacii-ees.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/cerkov-iezuitov-v-g-ocr-spellcheck-ostashko.html
  • lesson.bystrickaya.ru/stanovlennya-pedagogchno-nauki-v-rimskj-mper.html
  • student.bystrickaya.ru/1-nalogovij-aspekt-buhgalterskogo-ucheta-sistema-nalogov-i-sborov-osobennosti-ih-ucheta.html
  • apprentice.bystrickaya.ru/ustrojstvo-distancionnogo-upravleniya-chast-6.html
  • assessments.bystrickaya.ru/chajnik-mozhet-bit-opasen-rasskazivaet-nachalnik-otdela-zagranichnih-pasportov-ufms-rossii-po-novosibirskoj-oblasti.html
  • writing.bystrickaya.ru/deloproizvodstvo-v-uchebno-nauchnom-podrazdelenii-vuza-chast-16.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-disciplini-tehnologii-upravleniya-chelovecheskimi-resursami-ocenka-personala-dlya-napravleniya-080500-68-menedzhment-podgotovki-magistra-avtor-starshij-prepodavatel-sevastyanova-natalya-valentinovna.html
  • spur.bystrickaya.ru/kriterii-ocenivaniya-tema-oformlenie-chertezha-2.html
  • thesis.bystrickaya.ru/prakticheskaya-rabota-5-ocenka-i-sertifikaciya-yuvelirnih-kamnej-metodicheskie-ukazaniya.html
  • literature.bystrickaya.ru/chast-tretya-priklyuchenij-sbornik-fantasticheskih-i-priklyuchencheskih-povestej-i-rasskazovsost-v-s-malt-oforml.html
  • abstract.bystrickaya.ru/-40-kotelshik-edinij-tarifno-kvalifikacionnij-spravochnik.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vliyanie-faktorov-vneshnej-sredi-na-mikroorganizmi.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uroki-kachestva-v-shkole.html
  • reading.bystrickaya.ru/konferenciya-sostoitsya-s-30-sentyabrya-po-3-oktyabrya-2008.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/prilozhenie-2-audit-gost-r-iso-9001-2001-poyasnitelnaya-zapiska-k-kursovoj-rabote-po-discipline-vichislitelnie.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/razdel-13-specifika-receptivnoj-programmi-v-literature-normativizma.html
  • esse.bystrickaya.ru/referat-na-temu-gosudarstvennaya-geodezicheskaya-set.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-vi-proektnaya-deyatelnost-rekomendacii-po-osnasheniyu-uchebno-vospitatelnogo-processa-vo-vneurochnoj-deyatelnosti.html
  • institut.bystrickaya.ru/svyatie-rasputniki-leo-taksil-svyashennij-vertep.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/prioritetnie-napravleniya-dlya-ocherednikov-po-obespecheniyu-zhiloj-programmi-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-i-zastrojki.html
  • credit.bystrickaya.ru/oglavlenie-2-obshestvenno-znachimih-ponyatij-uchebnoe-posobie-dlya-visshih-uchebnih-zavedenij-izdanie-odinnadcatoe.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/polozhenie-o-gorodskom-konkurse-vistavke-po-nachalnomu-tehnicheskomu-modelirovaniyu-i-prikladnomu-tvorchestvu-posvyashennom-dnyu-kosmonavtiki-celi-i-zadachi.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/naimenovanie-programmi-den-nedeli-chislo-data-provedeniya-vremya-i-mesto-provedeniya.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.